ООО «Саткомсервис» ООО «Саткомсервис»
На Главную Написать письмо Карта сайта
О компании Технические решения для... Спутниковая связь Спутниковый Интернет (VSAT) Телевидение
Чем мы занимаемся
Наши работы
Заказчики
Партнеры
Статьи, переводы
Консультации, обучение
Контакты
 провайдеров Интернет
 месторождений нефти и газа
 сети магазинов
 операторов связи
 FM-радиостанций
 коттеджных поселков
 учебных заведений
 частных лиц
Выделенные каналы SCPC
Спутниковый интернет для провайдеров
MESH - Полносвязные сети VSAT
 
Спутниковый Интернет (DVB-IP)
Доступ в Интернет
Трансляция видео
Рассылка файлов
О технологии
Примеры использования
Как установить VSAT
Выбор места и способа монтажа
Тарифные планы
Аренда мобильной VSAT
 
Наши разработки
Гостиничные системы
HDTV - Телевидение высокой четкости
Коллективные системы
 
Опоры для монтажа антенн
На плоскую кровлю
На стену
Универсальные

Статьи, переводы:

Как это было

Некоторое время назад меня попросили написать небольшую заметку о первых опытах приема спутникового телевидения на Урале - к 20-летию журнала «Теле-Спутник» (в котором я несколько раз имел честь публиковать свои опусы). Меня «понесло» - «небольшой заметки» не получилось. В результате в журнал по понятным причинам попала только сильно усеченная версия. Чтобы не пропадать трудам – выкладываю сии мемуары на наш сайт. Может, кому то будет приятно «поностальгировать» вместе со мной по телевидению 90-х…

Как честный человек сразу должен сказать, что я не был «пионером» российского спутникового телевидения, не «стоял у истоков» и не «начинал с нуля». Я пришел работать, в компанию, уже имевшую серьезный опыт, для тех времен – уникальный.

Зимой 1995 года, будучи еще военнослужащим, я приехал к маме в родной Нижний Тагил. Хотел в ближайшее время уволиться из Вооруженных Сил, а пока, пользуясь длинным «северным» отпуском - подыскать себе работу «на гражданке». Чуть ли не в первый вечер у мамы на местном канале прочитал «бегущую строку»: «Телекомпании «Телекон» требуется инженер». Сам бы не пошел – слишком далекими от телевидения мне тогда казались мое образование и опыт. Мама уговорила: «Сходи побеседуй, чего ты теряешь?». Так я стал членом коллектива, а точнее – дружной и веселой семьи – Нижнетагильской Телекомпании «Телекон».

Встретили меня начальник «приемо-передающего центра» Михаил Николаевич Михайлов и его помощник Андрей Шардин. Они только начали рассказывать про телекомпанию, про оборудование, с которым предстояло работать – а я уже понял, что поиски работы я закончил.

Надо сказать, что тогда, в 95-м, телевидение было совсем не тем, чем оно является сегодня. Россия выдиралась из советского «кокона». В страну хлынули импортные товары, новые технологии, а с ними - заграничные фильмы и сериалы. Как грибы после дождя, появлялись новые коммерческие предприятия. Советские заводы мучительно приспосабливались к новой рыночной экономике. Откуда ни возьмись, явились политики – не назначенные, а реальные, со своими необычными целями и программами. По улицам разъезжали вооруженные бандиты, на полном серьезе претендовавшие на власть в городе. У граждан трещали мозги: привычные ценности рассыпались в прах, а новые казались непонятными и неприемлемыми. Каждый день в стране, в соседнем городе, на соседней улице случалось что-то важное, что могло навсегда изменить дальнейшую жизнь. Информация была в острейшем дефиците. Телевидением тогда не «наслаждались» - им дышали.

Авангардом информационной революции 90-х стали именно региональные телекомпании. Газеты наше поколение уже не читало – отучила «протокольная» советская пресса. Два центральных телеканала в перестройку, конечно, стали интереснее, но старательно обходили острые вопросы политики и экономики. А первые независимые центральные каналы (в первую очередь, конечно, НТВ В. Гусинского, ТВ-6 Москва) – в регионах были технически недоступны.

Телекомпании в провинциальных городах создавались по-разному, но почти все они вскоре становились «настоящим» телевидением, какое теперь увидишь разве что в американских сериалах. Безбашенные журналисты и операторы упрямо лезли в самое пекло, горожане их обожали. Редакторы новостей пребывали в перманентном конфликте с властями и бандитами, но не прогибались ни под кого. Руководители кусали себя за задницу, добывая деньги на аппаратуру, аренду и бензин - на зарплату, увы, оставалось не всегда. Техники творили чудеса, создавая из полного хлама вполне работоспособное оборудование. Все были молодые и веселые, по любому поводу и без повода устраивали шумные праздники, выпивали, пели под гитару, гуляли допоздна, а с утра вкалывали.

Нижний Тагил – не областной центр, однако «Телекон» был одной из первых независимых телекомпаний в стране, наряду с «4-м каналом» из Екатеринбурга, телекомпанией «Афонтово» из Красноярска, «ТВ-2» из Томска. «Стержнем» коллектива были бывшие работники горкома комсомола - собственно, в его здании и размещалась студия. Основное время в сетке вещания занимала ретрансляция московского ТВ-6 со спутника. Коллектив журналистов делал несколько собственных передач: ежедневные новости, программу о городе и горожанах, великолепную детскую передачу «Пестрый зонтик». В этой работе активно помогали профессиональные артисты и режиссер муниципального драматического театра. В рекламные блоки ТВ-6 вставлялись собственные рекламные ролики, а ночью, когда московского вещания не было – музыкальные клипы, записанные с зарубежных спутниковых каналов. Собственного передатчика у телекомпании не было. Организовать эфирное вещание помог большой энтузиаст телевидения, тогдашний начальник местного подразделения «Ростелекома» Геннадий Алексеевич Попов. По его инициативе в городе был запущен передатчик 4-го метрового канала. Располагался он в самом центре, в одном из зданий городской администрации, для установки антенн была использована существующая мачта оконечной радиорелейной станции. Эфир делили по времени две телекомпании – независимый «Телекон» и муниципальный «4-й канал».

Собственные программы снимались и монтировались на «полупрофессиональном» оборудовании формата Super-VHS – разумеется, формат аналоговый, с использованием видеокассет, очень похожих на обычные бытовые. Гордостью телекомпании были спутниковые антенны, построенные М. Михайловым.

Первая появилась 1990 году, когда спутниковое телевидение в России было полной экзотикой. На Северо-Западе - в Санкт-Петербурге, в Карелии, Калининграде – в общем, по соседству с европейскими капиталистическими странами – любители уже принимали иностранные каналы на относительно небольшие (по тогдашним меркам) антенны. Президент телекомпании «Телекон» А.Ю. Скоморохов рискнул вложить немалые деньги, чтобы попробовать принять зарубежное спутниковое телевидение на Среднем Урале. Хотя две самых авторитетных в этой области организации в Нижнем Тагиле - связисты магистрального узла связи «Ростелекома» и специалисты кафедры СВЧ Нижнетагильского пединститута (которые тоже грезили спутниковым телевидением и изобретали свой LNB) – дали однозначное заключение: прием спутникового ТВ из Европы на Урале невозможен. М. Михайлов нашел через знакомых в Юрмале желающих продать полный комплект за 11.000 р. Один только японский конвертор Sharp (с коэффициентом шума 1.8 дБ) стоил тогда 5.000 р – примерно за такие же деньги можно было купить новые «Жигули».

Начало было положено 14 января 1990 года, когда Михайлов и Скоморохов привезли из Юрмалы в рейсовом Ту 154 цельную антенну 160 см – самодельную штамповку из листа мягкого аллюминия 1,5 мм толщиной, крайне нежную.

Ресивер был кустарный, фирмы Волдемара Кетнерса (Walket, Латвия), собранный на советской элементной базе. Дистанционного управления на ИК-лучах и экранных меню у него не было. Настройки делались рукоятками потенциометров. А на титульном листе мануала красовался портрет самого Кетнерса в обрамлении дубовых листьев, поддерживаемый львом и грифоном. Мне посчастливилось держать в руках этот раритет – в 95-м году в телекомпании он уже не использовался, но стоял «в горячем резерве».

Установили антенну дома у Михайлова, на балконе 8-го этажа. Прохожие сворачивали головы от такого чуда, даже приходили, звонили в дверь спросить – что это такое. Спутник искали так: один на балконе крутит антенну, второй – сканирует диапазон от края до края потенциометром на приемнике Кетнерса, переговоры через щель, чтобы не выстудить комнату. В первые же секунды поиска увидели промелькнувшую сквозь «снег» помех картинку - едущего горнолыжника, и сразу же потеряли ее. Искали повторно около часа – так сложно найти не зная направления и частоты. Если бы не увидели сразу – отступились бы минут через 15. Потом антенну перенесли в «Телекон». День 14 января потом в «Телеконе» отмечали как день спутникового телевидения на Урале.

Сигнал ТВ-6 принимался на 5-метровую антенну. Ее рефлектор когда-то входил в состав изделия «Ф-5» на станции слежения за космическими объектами под Симферополем, потом был списан. Большой энтузиаст спутникового ТВ Юрий Полканов привез его с прежнего места службы в Челябинск, вместе с несколькими антеннами "Ромашка" - 4 скрепленных вместе 6-метровки, которые потом они с Михайловым продавали для приема ТВ-6 + НТВ (С+Ku) для сибирских городов, делая к ним самодельные ОПУ.

Из Челябинска в Нижний Тагил (около 340 км) рефлектор везли на грузовике-платформе в зенитном положении, раскрывом вверх. Антенна не вписывалась в разрешенный габарит, поэтому ехали ночью, пока спят гаишники. Михаил Николаевич рассказывал, что около двух часов ночи, в районе радиоактивной речки Теча, к машине пристроился НЛО с белым лучом в землю. Минут 25-30 он летел параллельным курсом, повторяя все повороты дороги, на расстоянии метров 100-200, в полной тишине.

Антенна была очень красивая. Кипенно-белая, на крыше небольшого 2-этажного здания она смотрелась грандиозно. Неразборный, клепаный рефлектор из толстого алюминиевого листа. Мощная разгрузочная рама из 30-го швеллера. По углу места и азимуту – электроприводы, тоже явно военного происхождения. При вращении антенны двигатели пронзительно визжали, но «тянули» мощно. Прием осуществлялся с российского «Горизонта», который безбожно «болтался», выписывая в небе «восьмерку» в несколько градусов. Автоматики слежения не было, антенна подстраивалась вручную. Специально обученный человек - оператор выпуска - сутки дежурил возле эфирного монитора. Его основная задача была в нужные моменты времени вставлять в спутниковый сигнал ТВ-6 собственные передачи и местную рекламу, записанные на видео. Это делалось вручную, ловкими поворотами рукояток видеомагнитофона и микшерного пульта. Заодно он следил за картинкой со спутника. Если спутник «уходил» достаточно далеко, на ней появлялись «мухи» - яркие черные и белые точки, характерный признак слабого сигнала для аналогового спутникового телевидения. Тогда «впускающий» подстраивал антенну, тумблерами включая двигатели. Блок питания для двигателей был сделан из силового трансформатора от большого советского телевизора, тумблеры и амперметр выведены на текстолитовую панель. Позже рядом с ними поместили SatFinder – простейший стрелочный индикатор силы сигнала со спутника, чтобы можно было подстраивать антенну по его показаниям, не дожидаясь «мух».

Вокруг 5-метровки располагались еще несколько антенн поменьше. Самая интересная – «сетка» 3,65 с полярной подвеской – позже, уже при моем участии, ее заменили на 3,1м сплошную антенну, которую также переделали в «полярку». Это была антенна «спутниковой разведки». Ее назначение было – принимать все, что можно вообще принять со спутника на 3,1 метра в Нижнем Тагиле. На ней стоял «Си-Ку-ротор» - американский двухдиапазонный облучатель, совмещенный с механическим поляризатором, и, натурально, два конвертера C и Ku диапазонов. Чтобы перекрыть всю видимую «дугу» от горизонта до горизонта, основной актюатор полярной подвески оперативно переставлялся с левой стороны на правую. А поскольку даже идеально настроенная «полярка» всегда наводит антенну с небольшой ошибкой по углу места (что особенно заметно как раз начиная с 3-х метров), на антенне стоял второй, «корректировочный» актюатор – вместо «мертвого» узла регулировки параллакса. Именно эта антенна использовалась для составления таблиц спутниковых каналов в первых выпусках «Теле-Спутника». Особенно актуальны были данные по восточным спутникам, которые не видно в Москве и Питере. На этой же антенне испытывалось все новое спутниковое оборудование – конвертеры, облучатели, поляризаторы, ресиверы, декодеры D2MAC-Eurocrypt, экспандеры звука. По ночам выпускающие переводили антенну на HotBird, с которого тогда можно было принимать дюжину открытых зарубежных программ, и записывали на видео клипы с каналов VIVA, MCM и MTV-Asia – для телекомпании, а заодно для друзей и знакомых.

Поначалу моей задачей было обеспечить качественное эфирное вещание «Телекона». Основная проблема заключалась в доставке сигнала от студии до передатчика. Расстояние было не такое уж большое, несколько сотен метров, однако организовать кабельную линию было сложно: между двумя зданиями пролегал центральный проспект с двумя рядами открытых проводов уличного освещения и контактными проводами трамвая. М. Михайловым была собрана самодельная «релейка»: сигнал аудио-видео с выхода микшерного пульта подавался на модулятор от головной станции американской фирмы R.L.Drake. Выходной сигнал модулятора на одном из каналов ДМВ усиливался кабельным магистральным усилителем и подавался на отечественную дециметровую антенну, направленную на здание с передатчиком. Со стороны передатчика на крыше стояла точно такая же антенна, к которой подключался бытовой видеомагнитофон с ТВ-тюнером. Аудио и видео с его выходов поступали на входы возбудителя вещательного передатчика 4-го метрового канала. Вещание в ДМВ в Нижнем Тагиле еще не было, и о работе такой «нелегальной» системы никто не догадывался.

Работала она, мягко говоря, не очень хорошо. Из-за двойной модуляции-демодуляции, да еще с использованием бытовой техники, студийный сигнал по пути к передатчику накапливал шумы. К ним добавлялись внешние шумы на эфирном пролете. Второй неприятностью была потеря постоянной составляющей видео: уровень синхроимпульсов на выходе видеомагнитофона «плавал» при изменении яркости картинки, что иногда приводило к срыву синхронизации телевизоров.

Интернета не было в принципе. Спросить совета было не у кого. Пришлось записаться в читальный зал городской библиотеки и перелопатить все книги, журналы и статьи про телевидение. По большей части литература была либо научно-популярная, «для общего развития», либо наоборот, совсем заумная, с кучей формул и интегралов, которые непонятно было, как применить практически. К моему удивлению, очень кстати оказались знания, полученные в училище. На флоте они были совершенно ни к чему, а тут пригодились. Не раз я вспомнил добрым словом своих преподавателей: И.П. Жеребцова, Л.В. Корякина-Черняка, А.П. Рещикова, В.А. Масальцева. Здорово помогали в работе связисты – «хозяева» передатчика, начальник ТУСМ-5 Г.А. Попов и начальник цеха РРЛ В.С. Клестов. Благодаря им в распоряжении телекомпании оказался вполне приличный измерительный комплекс – генератор-инсертер телевизионных испытательных строк Г6-35 и осциллограф с блоком выбора строки С1-9.

После тщательной настройки элементов самодельной «релейки» мне удалось немного улучшить качество эфира. Однако проблема с линией «студия-передатчик» оставалась актуальной еще долго. За два года моей работы в телекомпании мы переделывали линию трижды. Сперва поставили систему беспроводной передачи видео BB62/BC62 фирмы WISI – комплект из приемника и передатчика, предназначенный для видеонаблюдения. Система работала на 2,4 ГГц с частотной модуляцией. По сравнению с дециметровой «релейкой», где модуляция была, натурально, амплитудная, качество собственно картинки улучшилось радикально. Однако проблема с восстановлением постоянной составляющей осталась, и к ней добавилась новая – искровые помехи от трамвайных проводов. Следующей была полукустарная «релейка» фирмы DVL (Молдавия). Передатчик работал с ЧМ на частотах спутниковой ПЧ (около 1,5 ГГц) на активную антенну. В ее кожухе под краской явно просматривался пенопластовый стаканчик от китайской «быстрой» лапши. На приемной стороне устанавливалась точно такая же по виду антенна, к которой подключался обычный аналоговый спутниковый ресивер. После того, как одну из антенн мы установили в фокус спутниковой тарелки 1,8 метра, система заработала почти как настоящая РРЛ. К этому времени наши руководители договорились с городской администрацией, и нам разрешили-таки протянуть воздушную кабельную линию. Специально ради этого на час остановили движение трамваев и обесточили контактную сеть. Мы заложили 6 ниток (про запас) коаксиального кабеля RG-6 по 700 метров, в два воздушных пролета. Оказалось, радоваться рано – новых проблем появилось больше, чем разрешилось старых. Шумы на картинке практически исчезли. Зато совершенно испортился звук. Но самое страшное было то, что в двух зданиях на концах кабельной линии не совпадали потенциалы «земли», да так сильно, что при подключении разъемов сыпались искры. Выручили нас опять связисты – выдали из своих стратегических запасов прибор ВКСЛ-Р – видеокорректор кабельных соединительных линий. Он обеспечивал полную гальваническую развязку аппаратуры от кабелей, а заодно позволял выровнять АЧХ системы и восстановить постоянную составляющую. Позже эту громоздкую совдеповскую железяку мы заменили на более современный и компактный корректор фирмы LES. В таком виде линия «студия-передатчик» проработала еще пару лет, через нее же запустили сигнал для второго эфирного передатчика «Телекона», уже собственного. Впоследствии, уже после моего ухода из телекомпании, проложили «оптику» и забыли о подобных проблемах навсегда.

Наш «приемо-передающий центр», или, как нас чаще называли коллеги, «спутниковый отдел», работал не только в интересах нашей телекомпании. В 1995 году несколько негосударственных телекомпаний в регионах создали «Независимую Вещательную Систему» (НВС) – одну из первых российских телесетей. Идея этого объединения была такой: его участники совместными усилиями делают полноценный телеканал, альтернативный центральным, и вместе его используют для формирования собственного вещания на местах. Например, вскладчину можно было приобрести хорошие зарубежные фильмы или сериалы, которые одной отдельной региональной телекомпании были не по карману. Обмен местными новостями позволял делать новостную программу для всей страны, но с акцентом на события в регионах, а не в Москве. Разумеется, сообща и зарабатывать можно было больше, предлагая рекламодателям носитель с федеральной аудиторией. С самого начала активнейшее участие в работе НВС принимала «Интерньюс» - международная организация, созданная для поддержки негосударственного телевидения во всех странах мира. Специалисты «Интерньюс» помогали подобрать и приобрести аппаратуру, но самое главное – организовать обучение всех сотрудников телекомпаний, от журналиста до директора. Проводились курсы и семинары. Группы телевизионщиков со всей России отправлялись «перенимать опыт» за рубеж – по одной из таких программ журналисты «Телекона» прошли стажировку в американской «глубинке» - штате Индиана. И наоборот, зарубежные специалисты приезжали обучать наших сотрудников. Как-то неделю прожили в телекомпании двое пожилых американцев, которые обучали нашего бухгалтера, взрослую тетеньку, много лет проработавшую в советском общепите, специфике бухгалтерского учета в СМИ.

Поначалу «готовый продукт» НВС рассылался участникам по почте на кассетах, но сразу стало понятно, что это очень неудобно. Началось строительство спутниковой сети НВС. Одним из главных ее «строителей» стал М. Михайлов – как инженер, уже имеющий опыт организации «профессионального» приема со спутников. К 1996 году в НВС было уже более 100 участников, в первую очередь надо было построить больше сорока приемных систем. Зона обслуживания спутника должна была охватывать почти всю страну, в то время такой охват мог обеспечить только российский спутник. А для качественного приема с отечественных спутников требовались антенны больших размеров с электроприводами и автоматикой слежения. Поставщиком оборудования выбрали питерскую компанию General Satellite. Системы комплектовались антеннами 4,5м; 3,7м; 3,1м (Patriot, США) и 4,2м (JONSA, КНР). Для работы со следящими системами антенны дорабатывались: на одном из заводов Санкт-Петербурга изготавливались опорно-поворотные устройства «азимут-угол места», на которые крепились американские и китайские зеркала. В качестве приводов поворота использовались актюаторы класса «Heavy Duty». Собственно следящие системы поставлялись в двух вариантах: «профессиональном» - контроллер RC2000C фирмы Research Concepts Inc. (США) и «полупрофессиональном» - бытовой ресивер ESR-2000XT-plus фирмы R.L. Drake (США) со встроенным двухкоординатным позиционером и функцией автоматической подстройки антенны. Спутниковые ресиверы тоже были американские – Drake ESR1250 и ESR1455. У них были корпуса для установки в 19-дюймовую стойку и специальный выход управляющего сигнала для следящего контроллера. Ресиверы, в отличие от остального оборудования, долго не прослужили – спутниковое телевидение тотально перешло на «цифру» еще до конца 90-х.

Нашей команде – М. Михайлову, А. Шардину и мне – была отведена роль технического интегратора. Нам нужно было в сжатые сроки опробовать всю эту технику в реальной работе, разработать инструкции по монтажу и настройке на русском языке, выявить возможные проблемы и придумать способы устранения. Пришлось перевести с английского несколько сотен страниц мануалов. Не заставили себя ждать и проблемы с оборудованием. Например, были закуплены LNB фирмы Astrotel с частотой гетеродина 9750 МГц. Сигнал НВС надо было принимать на частоте 11525 МГц, что с таким гетеродином соответствовало частоте на входе ресивера 1775 МГц. У тогдашних бытовых аналоговых ресиверов диапазон входных частот был от 950 до 2050 МГц (у современных – до 2150). А «профессиональные» ресиверы Drake могли работать только до 1750 МГц. Пришлось разработать методику перестройки гетеродина конвертера. Как-то менеджер GS при заказе оборудования в Америке не обратил внимание на отличие в одной букве – в результате вместо следящих контроллеров RC2000C из-за океана привезли RC2000A – позиционеры без функции слежения, для приема с нестабильного спутника – бесполезные. Обменивать всю партию не было времени. Американцы прислали экспресс-почтой набор микросхем, и мы сделали контроллерам апгрейд. «Полупрофессиональные» следящие приемники Drake ESR-2000XT не работали с тяжелыми антеннами 4,2 и 4,5 метра – не хватало тока актюаторов. Мы разработали адаптер для подключения мощных актюаторов к этим приемникам - дополнительный блок питания и релейный «усилитель» - и собрали несколько штук. Кроме того, мы были «перевалочной базой» для оборудования НВС, отправляемого из Москвы на Урал, в Сибирь и на Дальний Восток. Поэтому умственный труд гармонично сочетался у нас с физическим – разгрузкой и погрузкой КамАЗов с антеннами и опорами для них.

Одновременно «спутниковый отдел» работал в качестве самостоятельной компании по продаже и установке спутникового оборудования. Оборудование закупалось в основном в Петербурге в «Дженерал Сателайт». Основными покупателями были местные телекомпании и кабельные сети – мы как раз хорошо знали их специфику. После спутникового проекта НВС мы легко комплектовали и строили приемные системы региональным ретрансляторам ТВ-6 Москва, НТВ, Ren-TV. Примерно через год на спутник «поднялась» СТС – эта телесеть первой начала трансляцию на регионы в цифровом формате. Использовалась система PowerVu – «фирменное» расширение стандарта DVB-S от компании Scientific Atlanta (США). 19-ти дюймовый 2-х юнитовый стоечный ресивер PowerVu D9223 имел крайне неудобное и нелогичное управление и массу недокументированных функций. Перевели мануал на русский, добавили описание несколько важных процедур. Примерно в это же время мы начали продавать оборудование для приема со спутников сигналов радиостанций в системах SCPC Audio – фирм ComStream и Wegener. Эти технологии появились задолго до цифрового телевидения DVB, к середине 90-х в этих форматах работали почти все радиостанции с федеральными сетями – «Русское Радио», «Радио Шансон», «Европа Плюс», «Хит-FM», питерский «Модерн» и еще несколько. Так мы освоили конвертеры с цифровыми синтезаторами частоты гетеродина (PLL) и экзотические ресиверы ComStream ABR-200. Ехали к нам со всего Урала и Западной Сибири. Кто-то покупал, кто-то просто приезжал поделиться опытом, посмотреть наше «спутниковое хозяйство». Так я познакомился с кабельными операторами и коллегами-установщиками, с которыми потом дружили, общались и работали многие годы – В.Б. Скибинским из Снежинска, С.Н. Свиркиным из Омска.

Пытались мы продавать и индивидуальные системы, однако в 95-м году это было непросто. Российских DTH-сервисов еще не было. После запуска новых «Hot Bird»-ов на 13Е стало возможным принимать с этой позиции 15…20 открытых зарубежных каналов. «Полистать» их минут десять было забавно, однако заплатить немалые деньги, чтобы смотреть иностранное телевидение каждый день, готовы были очень немногие: заядлые меломаны, фанаты спорта и редкие в нашем городе иностранцы. Чаще всего системы с 1,8 м на Hot Bird покупали «новые русские» - не для того, чтобы смотреть, а просто как атрибут богатства. Андрей Шардин в разговоре с покупателями как-то с гордостью сказал: «У нас все клиенты – уважаемые люди: воры, бандиты». Фраза надолго стала крылатой.

Монтажами у «уважаемых клиентов» занимался в основном я. Позже ко мне присоединились Влад Дедюхин и Алексей Виноградов – один начинал карьеру в «Телеконе» оператором выпуска, второй – ночным сторожем. А потом в нашу команду влился мой брат Кирилл Воронин. Чего мы только не насмотрелись. Заказчики нас особо не стеснялись – пока мы настраивали каналы на спутниковом ресивере, они могли рядом в той же комнате покуривать марихуану и развлекаться с проститутками. Однажды настраивали 2,5м «полярку» на крыше «пыточной» - из окна под нами доносились истошные вопли истязаемых бандитами должников. Как-то раз попали под перестрелку – слава Богу, из газовых пистолетов, но рыдать пришлось долго. Бывало и «пройтись по краю». У уголовного авторитета перестал показывать один спутниковый канал – оператор его закодировал. Клиента это огорчило, и его громилы отвезли покорного слуг в штаб-квартиру мафии, где доходчиво объяснили: либо телевизор показывает, либо твое тело не найдут. В таких ситуациях выручало знакомство с местным вором в законе - Каро Джемаловичем Мамедовым, большим энтузиастом спутникового телевидения. Мы обслуживали спутниковые системы дома у него, у его сына, в его ресторане и в подшефном детском доме – государству и бизнесу тогда было не до детишек, а воры помогали. Правда, поддерживать такое партнерство было хлопотно – клиент мог вызвать в любое время дня и ночи из-за какой-нибудь чепухи, иногда вовсе не связанной с телевидением. Например, чтобы разобраться с настройками «умной» газовой плиты. Один раз вечером к нам в «спутниковый отдел» зашел сильно пьяный человек и, потрясая пачкой денег, потребовал установить ему тарелку немедленно. Пол-ночи я провозился со сваркой, изготавливая опору. К вечеру следующего дня у него на крыше стояла антенна, а к ней была подключена (на минуточку!) головная станция Pace PSM-8000, которая обслуживала половину подъезда. По случаю успешного завершения работы накрыт стол, хозяйка щедро угощает нас и довольных соседей. Тут выползает проспавшийся хозяин: в честь чего праздник? – Так ты же нам всем спутниковое телевидение купил! – Да ну?! Надо ж было так напиться…

С российскими спутниковыми каналами все было гораздо хуже: их было по два-три на спутнике, да и то в разных частотных диапазонах, и антенны требовались не маленькие. С другой стороны, в 95-м году на просторах Родины было еще очень много мест, где телевидения не было вообще, никакого. И находились энтузиасты, готовые потратить немало денег, времени и сил, чтобы просто смотреть телевизор. В деревню Измоденово Алапаевского района приехали жить два пенсионера, проработавшие всю жизнь в «Ростелекоме» - Тычкин и Дёмочкин, имен-отчеств их я, к сожалению, не помню. Видимо, копать грядки им было скучно, и решили они поставить спутниковые антенны, чтобы смотреть НТВ (тогда еще не «Плюс», а просто канал НТВ). Съездили к Михайлову, купили оборудование, разобрались, наладили – получилось. К ним потянулись односельчане – тоже хотим! К нам в телекомпанию стали приезжать целыми семьями, с детьми и собаками. Покупали любое оборудование – некомплектное, неисправное, лишь бы подешевле. Тычкин и Демочкин все приспосабливали к делу. Какой-то оборонный завод в рамках конверсии решил выпускать спутниковые антенны. Поэкспериментировали, бросили, детали растерялись. Остались только заготовки рефлекторов – просто алюминиевые параболоиды из-под штампа, не крашенные, с необрезанными краями. Они по дешевке достались «Телекону» - хотели нанести на них рекламу и развесить по городу. Все ушло в «спутниковую деревню». Друзья-пенсионеры сделали из этих штамповок вполне приличные антенны: сзади к рефлектору болтами прикручивали обод от мотоциклетного колеса, к нему уже на сварку крепили самодельное опорно-поворотное устройство, ну а уж «штанги» и крепление конвертера – для мужика с руками вообще не проблема. Местной легендой стал Александр Вичтомов, житель деревни Средний Бугалыш Красноуфимского района. Он установил на своем огороде аж четыре спутниковых антенны размером до трех метров, а чтобы купить ресивер, продал корову. Екатеринбургский «4-й канал» снял об этом документальный фильм.

Тесное сотрудничество фирмы М. Михайлова с General Satellite вскоре вылилось в еще более тесное: мы стали филиалом питерской компании. Кстати, первым региональным филиалом, на несколько месяцев раньше московского. Одновременно мы имели неофициальный статус «технического отдела» GS – к нам оправлялось на тестирование и адаптацию новое оборудование «профессионального» назначения. В 1996-м стартовал проект «НТВ-Плюс». GS была одним и соучредителей компании «НТВ-САТ», на которую возлагалась задача дистрибуции спутникового оборудования. Нашей команде предстояло в кратчайший срок организовать региональный склад, сервисный центр и службу оптовых продаж – для этого надо было переехать в областной Екатеринбург. Так разошлись наши пути с телекомпанией «Телекон».

Весной 97-го на оптовой базе в Екатеринбурге, где был арендован склад, мы встречали огромную фуру, доверху забитую оборудованием «НТВ-Плюс» с зелеными 60-сантиметровыми тарелочками. Так на наших глазах спутниковое телевидение из космической технологии превратилось в бытовую технику. И, наверное, это очень здорово – сейчас телевидение со спутников смотрят уже миллионы россиян. А мне жалко…

Новости

01.06.2017 Магистральная земная станция на Восточно-Мессояхском месторождении

28.04.2017 Новые технологии коллективного приема со спутников

08.03.2017 Две системы цифрового кабельного телевидения для вахтовых общежитий на Ямале

09.11.2016 Модернизация магистральной земной станции на Ямале

09.06.2016 Четыре VSAT 1,8м на буровых в Красноярском крае

28.05.2016 Еще восемь VSAT 1,8м на буровых в Якутии

31.03.2016 Спутниковая система для гипермаркета "Карусель" в Екатеринбурге.

23.03.2016 Девять VSAT 1,8м на буровых в Якутии.

14.03.2016 Антенна VSAT 1,8м в качестве приемной для FM-радиостанции в Екатеринбурге.

22.11.2015 Пять VSAT 1,8м на буровых в Ненецком АО



    Архив новостей >>


Яндекс.Метрика

Саткомсервис | Спутниковая связь | Системы телевидения
«САТКОМСЕРВИС», г. Екатеринбург, ул. Генеральская, 7
тел./факс (343)-286-71-85, телефон технической поддержки (07.00-21.00 МСК) +7 912-288-57-72
glebv@sky.ru